Category: криминал

Красавец «Викрамадитья» в День ВМС Индии

Оригинал взят у viribusunitis1 в Красавец «Викрамадитья» в День ВМС Индии
Оригинал взят у viribusunitis1 в Красавец «Викрамадитья» в День ВМС Индии
Авианосец "Викрамадитья" (санскр. विक्रमादित्य, англ. "Vikramaditya", бывш. "Адмирал Горшков") - флагман ВМС Индии во всей своей красе в День ВМС - 4 декабря 2014 года.

vikramaditya1
Collapse )


Атаман воров

Оригинал взят у albert_motsar в Атаман воров
Оригинал взят у albert_motsar в Атаман воров



Очередная клевета на "честного" человека атамана Г.М. Семенова. В настоящем случае хочу акцентировать внимание не на жесточайших репрессиях семеновского режима против забайкальцев, а на элементарном казнокрадстве и коррупции.Collapse )

Фото бывшего Арменикенда.

Оригинал взят у dipifr1968 в Фото бывшего Арменикенда.
В основном Арменикенд выглядел так. Это был район криминальный так как жила там армянская беднота. Арменикенд в переводе с азербайджанского Армянская деревня. До революции этот район называли Новый поселок.

Armenikend_osobnyak_na_Kaverochkina

Затем в 20-х и 30-х началось строительство благоустроенного поселка. Арменикенд вдоль проспекта Ленина (ныне Азадлыг) и улицы Бакиханова стал выглядеть так. Именно тогда мой дедушка получил квартиру в Доме специалистов (Бакалеевский двор). Стиль в котором построены эти дома называется конструктивизмом.

800px-Armenikend_Lenina_1940


Armenikend

Armenikend_1932


Armenikend_Ulduz

Baku_Armenikend

Baky-5120952

А вот и сам Дом Специалистов (Бакалеевский двор) справа и новостройка слева, типичная новостройка для сегодняшнего бывшего Арменикенда, который сейчас называют районом рядом с Насиминским базаром (бывший Арменикендский базар).
Трехкомнатная квартира в такой новостройке может стоить больше 300 000 манат. Так что где раньше жили бедняки и криминальные элементы, сейчас живут богатые люди.

Dom_spec
Только  так .и никак  иначе

Разновидности пыток, применяемых в тюрьмах и отделах внутренних дел

Оригинал взят у tipolog в Разновидности пыток, применяемых в тюрьмах и отделах внутренних дел

Разновидности пыток, применяемых в тюрьмах и отделах внутренних дел

Подборка иллюстраций 
К сожалению нам приходится жить в такой стране, в которой пытки в отделах внутренних дел и тюрьмах являются фактической нормой жизни. Вообще-то российские законы запрещают использование подобных мер воздействия на задержанных и арестованных лиц, но из средств массовой информации нам то и дело становится о известно о фактах творения чего-либо подобного руками сотрудников МВД и ФСИН (а еще большее их количество вообще не получают заметной огласки). По понятным причинам в указанных ведомствах стремятся к отрицанию и замалчиванию фактов использования столь преступной практики их сотрудниками. Во многом именно по этой причине в российских СМИ почти нет информации о характере пыток, которые достаточно широко применяются в российских силовых структурах.
В целях восполнения указанного информационного пробела предлагаю всем интересующимся данной темой ознакомиться с методами осуществления пыточной практики в милиции и пенитенциарных учреждений Китая - страны, в которой пытки в отношении инакомыслящих и заключенных во многом считаются вполне допустимыми и официально узаконенными методами воздействия на определенные категории лиц. Само собой разумеется что китайские милиционеры и надзиратели тюрем исторически отличаются изощренностью и мастерством в пыточном деле и в этом смысле на порядок превосходят в своих российских коллег. Но в принципе в своих общих чертах пытки в условиях российских реалий ни чем не отличаются от того, что давно имеет место в Китае.

Пытка "Летящий самолетик"

Пытка Летящий самолетик

Истязаемых лиц вынуждают находиться в такой позе на протяжении длительного времени (по 10 и более часов подряд).
В случаях неподчинения или попыток частично изменить позу их подвергают избиениям и воздействиям электрошоковых дубинок в целях незамедлительного возвращения в исходное положение.


Collapse )
Только  так .и никак  иначе

Жизнь за решеткой. Часть 1: Следствие и СИЗО

Оригинал взят у tipolog в Жизнь за решеткой. Часть 1: Следствие и СИЗО

Жизнь за решеткой. Часть 1: Следствие и СИЗО

Рекламный щит с многозначительным намеком на внешней стороне стены СИЗО г. Ростова-на-Дону

Рекламный щит с намеком на внешней стороне стены СИЗО г. Ростова-на-Дону

В тюрьму попадают по разному: заслуженным, не вполне заслуженным и совершенно незаслуженным образом. Но если с первыми все обстоит более или менее ясно, то всем остальным людям, которые в силу откровенной порочности современного государственного устройства нашей страны в любой момент могут оказаться причисленными к разряду вторых и третьих, будет совершенно нелишним - хотя бы в самых общих чертах - взглянуть на то, что представляют собой российские (а так же украинские и белорусские) тюрьмы и зоны и на различные детали жизни их обитателей.


Collapse )
Только  так .и никак  иначе

Аль Капоне , "Сухой Закон" часть 1

Оригинал взят у est_mort в Аль Капоне , "Сухой Закон" часть 1


Капитан Джозеф Голдберг с контрабандным пивом в руках, Чикаго, 1930е.

16 января 1920 г. в Соединенных Штатах вступила в силу, принятая в конгрессе большинством голосов, 18-я поправка к конституции страны. Первый раздел гласил: "Через год после ратификации настоящей статьи в Соединенных Штатах и на всех подвластных им территориях запрещаются производство, продажа или перевозка, а также ввоз или вывоз опьяняющих напитков для потребления".

16 января 1920 г. в городе Норфолк, штат Вирджиния, евангелист Билли Санди во время церемонии символического погребения гроба с Джоном Ячменное Зерно, олицетворением опьяняющих напитков, произнес вдохновенную проповедь. Патетически воздев руки, Санди воскликнул: "Прощай, Джон! Ты был подлинным врагом бога и другом дьявола! Я всей душой ненавижу тебя!"

Collapse )
Только  так

Рекомендации жандармским унтер-офицерам по защите государственного строя Российской империи

Оригинал взят у fifa_ru в Рекомендации жандармским унтер-офицерам по защите государственного строя Российской империи
ОБЯЗАННОСТИ

жандармских унтер-офицеров по предупреждению и пресечению преступлений

Сведения, изложенные в предыдущей главе, с достаточной ясностью указывают, что всестороннее расследование и рассмотрение преступных деяний, а также назначение, определенные за эти деяния, наказаний законом всецело возложено на чинов судебного ведомства. Но расследованию и рассмотрению того или иного преступного деяния, обыкновенно предшествует обнаружение его, что с успехом может быть выполнено только при всестороннем негласном наблюдении за населением вообще и отдельными, вредными членами общества, в частности. Этот путь дает возможность не только обнаружить совершившееся уже преступление, но предупредить и пресечь его. Вот эти-то обязанности законом и возложены на полицию и чинов Отдельного Корпуса Жандармов. Причем полиция обязанности эти несет по отношении могущих проявиться общеуголовных преступлений, а чины Корпуса Жандармов — государственных и политических.

Таким образом, наблюдение представляет собою одну из важнейших и труднейших отраслей служебной деятельности. Важность его вытекает уже из того, что результаты наблюдения служат основанием или к предупреждению и пресечению нарушений закона или являются руководящею нитью при расследовании совершившегося уже преступления.

Такое важное значение наблюдения указывает, насколько оно должно вестись тщательно и беспристрастно. В основании наблюдательной деятельности должны быть положены безусловные честность и благоразумие. Без этих качеств оно будет по меньшей мере бесполезно, если только не вредно для дела.

Трудность наблюдения обусловливается прежде всего тем, что оно должно быть негласным, то есть должно вестись так, чтобы лицо, обратившее на себя чем-либо внимание, не должно и подозревать, что за ним имеется наблюдение, а это делается тем труднее, что несмотря на особенную важность наблюдательных обязанностей, нет никакой возможности дать какую-либо точно определенную инструкцию для их выполнения: безусловно невозможно перечислить все жизненные проявления, вызывающие наблюдение. Так что в деле наблюдения руководящею нитью наблюдающего должны служить его собственный смысл, понимание и любовь к делу, опыт и отсюда умение оценивать факты.

Предупреждение и пресечение государственных и политических преступлений, а равно наблюдательные обязанности в этом отношении возложены, как сказано выше, на гг. офицеров Отдельного Корпуса Жандармов. Ближайшими помощниками их в этом деле являются унтер-офицеры того же Корпуса, ввиду чего эти последние размещаются в городах и более населенных слободах и местечках, по 2 человека на каждом пункте. Жандармские унтер-офицеры, находясь на отдельных пунктах, иногда отстоящих от штаб-квартиры ближайших их начальников на несколько десятков верст, далеко не всегда в наблюдательной их деятельности имеют возможность воспользоваться соответствующими указаниями своих начальников: заочное определение значения того или другого факта, без достаточных о нем сведений, а тем более указание на тот или другой способ наблюдения — немыслимы. Сверх того бывают случаи, когда в интересах дела является необходимость безотлагательно предпринять то или другое действие.

Такое положение требует, чтобы жандармский унтер-офицер был не только сметлив и благоразумен, но и имел бы достаточное понятие как о лицах, проявляющих политические преступные деяния, так и способах проявления последних, а равно и о той среде, на которую стараются воздействовать названные лица. Познания эти должны служить для каждого унтер-офицера руководящею нитью при выборе лиц и мест, на которых главным образом должна сосредоточиться наблюдательная его деятельность.

Лица, отвергающие религию, отрицающие всякую власть, злоумышляющие против Государя Императора и Членов царствующего Дома, стремящиеся ниспровергнуть правительство и изменить существующий у нас порядок правления, — называются социалистами-революционерами и представляют собой государственных и политических преступников. Они требуют равенства прав и имущества всех и каждого, по их учению управление государством должно быть народное, а крупные имущества, земля, капиталы и прочее должны быть отняты у теперешних владельцев и разделены между всеми. Для достижения всего этого социалисты-революционеры распространяют между народом враждебные для правительства толки, сеют убеждения, противные существующему порядку и все это делают с целью вызывать в народе недовольство существующим у нас порядком управления.

Главное свое внимание социалисты-революционеры обращают на недоучившуюся молодежь, учеников, выключенных из различных учебных заведений, бедняков, не имеющих определенного способа пропитания и на молодых фабричных и ремесленников, оторванных от семей и привыкших к разгульной жизни.

Проповедуя между ними свободу и равенство и действуя на них приманкой своеволия и разврата или надеждой на разживу при разделе крупных имуществ, социалисты-революционеры легко образуют из них людей, озлобленных против настоящего порядка и мало-помалу увеличивают ими ряды своих последователей.

Дознаниями установлено, что социалисты-революционеры при достижении своей цели не стесняются никакими средствами и даже общеуголовными преступлениями.

Именуя себя «друзьями бедного народа» и «защитниками честного труда», социалисты-революционеры пользуются народными бедствиями: голодом, повальными болезнями, поджогами и т. п. для того, чтобы, разжигая страсти и без того ожесточенного народа, возбудить его к мятежу и беспорядкам.

Революционеры вербуют своих соумышленников между пре­ступниками, научают детей обкрадывать своих родителей, возбуждают между фабричными огульные забастовки или стачки и развращают молодых женщин и девиц, которые потеряв свою честь и имя, делаются впоследствии ревностными распространительницами учения социалистов-революционеров.

Социалисты-революционеры главным образом ютятся в больших городах и более населенных местностях, где сгущенность населения даст им большую возможность скрывать, как самих себя, так и преступную их деятельность, а масса фабричной (и) учащейся молодежи представляет для них среду, в которой они легко могут сеять свои преступные убеждения и таким образом увеличивать число своих последователей.

Группируясь в больших городах, социалисты-революционеры составляют из себя тайные сообщества и кружки. Каждый в отдельности из входящих в состав сообщества или кружка нанимается членом его.

Для осуществления своих преступных замыслов социалисты-революционеры устраивают тайные типографии, динамитные мастерские; приобретают паспортные бланки, делают снимки с печатей и подписей и т. п. Потребные на это материальные средства, то есть деньги они собирают между сочувствующими их стремлениям, устраивают лотереи и платные вечеринки, а иногда прибегают к грабежам, кражам и другим хищничествам, как например, поступают служителями в банки и разные конторы и обкрадывают их.

Чтобы скрыть себя от взоров правительства, социалисты-революционеры живут по подложным паспортам, часто меняют свои имена, а между собою сносятся шифрованными, то есть писанными цифрами или условными буквами, письмами.

Преступные убеждения свои социалисты-революционеры рас­пространяют или путем устных речей и бесед или же путем раздачи преступных сочинений, отпечатанных в вышеупомянутый тайных типографиях или заграницей.

Находясь в городах, социалисты-революционеры знакомятся с молодежью, преимущественно с учениками разных учебных заведений, составляют из них кружки, сами читают и дают для чтения различные преступного содержания сочинения, направленные к порицанию Верховной власти и существующего у нас порядка правления.

Чтобы распространить свои преступные убеждения между простым народом, то есть рабочими и крестьянами, социалисты-революционеры, во 1-х, стараются занять места сельских и домашних учителей, фельдшеров, акушерок и вообще те должности, которые дают им возможность стать ближе к народу.

2. Поступают управляющими и приказчиками в имения; кассирами, винокурами и конторщиками на фабрики и заводы и т.д.

3. Открывают разные рабочие артели, столярные, слесарные и кузнечные мастерские, пивные лавочки, постоялые дворы вообще разные заведения, посещаемые простым людом.

4. Устраивают бесплатные сельские школы, собирают к себе учеников, или сами ходят давать уроки по домам.

5. Одеваясь простыми рабочими и ремесленниками, работают под чужими именами на фабриках, заводах, пристанях; поступают в артели плотников, штукатуров и т. п.

6. Посещают ярмарки в виде странников, сборщиков на церкви, переходят из села в село разносчиками мелких товаров, пристают к артелям землекопов, косарей и т. п.

7. Поступают вольноопределяющимися в войска и сводят дружбу с новобранцами.

8. Посещают кабаки, трактиры, ночлежные дома.

9. Живут в странноприимных домах и поселяются между раскольниками и т. д.

Проникнув таким образом в среду крестьян и рабочих и заручившись их доверием, социалисты-революционеры, под видом дружеских бесед, рассказывают им про правительство разные возмутительные повествования, возбуждают в них вражду против существующего порядка и высших сословий, научают петь бунтовские песни и проповедуют о необходимости раздела земли и имущества, истребления властей и т. п.

Посещая трактиры, харчевни и кабаки, социалисты-революционеры, задобрив предварительно посещающий эти заведения простой люд путем подпаивания, заводят беседы о якобы угнетенном положении крестьян и рабочих, распространяют слухи о переделах земли, доказывая, что земля не должна принадлежать помещикам, а всецело представлять собою собственность крестьян. Возбуждают крестьян против властей и подстрекают их к сопротивлению и неповиновению распоряжениям правительства, как например, по уплате податей и т. п.

То же самое социалисты-революционеры делают, поселяясь на фабриках, заводах и в разных мастерских. Распространяют между рабочими противоправительственные убеждения, стараются восстановить их против существующего порядка правлении, доказывают, что все сословия должны быть равны, а все имущество должно быть разделено поровну. Убеждают ремесленников, что бедность их происходит от угнетения богатыми, что фабрики и заводы должны быть собственностью их, ремесленников; вызывают этих последних ко вражде против состоятельных классов, возбуждают их против их хозяев или управляющих фабриками и заводами и т. д. Результатом такой деятельности социалистов-революционеров являются стачки, забастовки и вообще всякие смуты и беспорядки.

Грамотных крестьян, а равно заводских и фабричных рабочих социалисты-революционеры нередко снабжают разными возмутительными воззваниями и книжками, в которых под видом песен, сказок и повестей описывают мрачными красками положение крестьян и рабочих и тем стараются возбудить в последних вражду к правительству и высшим сословиям и вызвать со стороны рабочих поголовное восстание против правительства.

Такого же содержания воззвания и книжки социалисты-ре­волюционеры иногда разбрасывают, а иногда расклеивают по заборам в местах, где в известное время скопляется народ, как например: на ярмарочных и базарных площадях и т.п., или прямо раздают собравшимся по какому-либо случаю крестьянам. Снабжают ими также и школьных учеников.

Проявляя вышеописанным способом свою деятельность, социалисты-революционеры преследуют исключительно одну только цель вызвать в населении недовольство существующим порядком правления и возбудить в народе стремление путем всеобщего восстания ниспровергнуть правительство.

Вот в общих чертах цель, стремления и главнейшие способы проявления преступной деятельности со стороны социалистов-революционеров.

Приведенные сведения являются достаточным указанием, как на лиц, так и места, на которых главным образом должно быть сосредоточено внимание жандармских унтер-офицеров.

Сведения эти вменяют в обязанность каждого жандармского унтер-офицера:

1. Знать вверенный ему в наблюдательном отношении участок во всех подробностях, что им может быть достигнуто путем возможно частых объездов. Имеющиеся на участке имения, фабрики, заводы, разного рода мастерские, а в селах — странноприимные дома, трактиры, харчевни, постоялые дворы, кабаки и т п. заведения хорошо должны быть известны жандарму.

2. На своем участке жандармский унтер-офицер обязан знать не только начальствующих и отдельных более или менее имеющих влияние лиц, но и все население участка. Мало того, он должен заслужить доверие и расположение этого населения. По отношении к последнему он должен поставить себя так, что всякий был уверен, что в случае надобности всегда получит от жандарма дельный совет и встретит участие.

3. О лицах, имеющих влияние на народ, а равно занимающих какие-либо должности, как-то: народных учителях и учительницах, фельдшерах, акушерках; находящихся в имениях: приказчиках, слесарях, машинистах и т. п., каждый жандармский унтер-офицер должен иметь самые подробные сведения. Семейная жизнь, поведение, круг знакомых и отношение к населению этих лиц хорошо должны быть ему известны.

4. На лиц, временно прибывающих на участок, как-то: странников, книгонош, сборщиков на церкви, послушников, черничек (монашек), мелких торговцев, а также приезжающих на каникулы: студентов, гимназистов и семинаристов — должно быть обращено особенное внимание жандармского унтер-офицера. Ему хорошо должно быть известно: у кого, какой срок и зачем находилось то или другое лицо, а также не имело ли оно каких-либо сношений с народом.

5. По отношению находящихся на участке фабрик, заводов, а также кузнечных и слесарных мастерских жандармский унтер-офицер обязан знать: владельцев и администрацию этих заведений, количество рабочих, принадлежат ли последние к местному населению или пришлые; каковы отношения между рабочими и администрацией и нет ли в числе рабочих, так называемых коноводов, подчиняющих своему влиянию остальных своих товарищей. На все проявления на этих заведениях со стороны жандармского унтер-офицера должно быть обращено самое тщательное внимание.

6. По отношению странноприимных, постоялых и ночлежных домов, а также трактиров, харчевен и кабаков внимание жандарма должно быть направлено на то, не служат ли эти заведения местом сборища для лиц сомнительной благонадежности; не появляются ли в них время от времени политически неблагонадежные лица и не устраивают ли бесед с посетителями. Наконец, что представляют собою сами содержатели этих заведений, представляют ли собою принятые ими на себя обязанности корчмаря, кабатчика и т. п. только средство для сближения с народом.

7. Ярмарки, торжки и вообще места народных сборищ безусловно должны быть посещаемы жандармами. Могут быть случаи, что злонамеренные лица, пользуясь скоплением из разных деревень народа, позволят себе распространять между ними зловредные, противоправительственные учения или раздавать вышеупомянутые воззвания и книжки преступного содержания. Да кроме того, находясь в этих местах, внимание жандармского унтер-офицера могут обратить на себя разные толки и слухи, которыми обмениваются между собой съехавшиеся из разных мест крестьяне. Эти слухи и толки, иной раз кажущиеся нелепыми, при проверке их, нередко служат указанием на проявлении той или другой, если не преступной, то предосудительной деятельности того или другого лица. Жандармский унтер-офицер должен быть чуток ко всему и ничего не оставлять без должного внимания.

8. Вращающиеся между крестьянами, а равно фабричными и заводскими рабочими, печатные и писаные издания, как-то: картины, воззвания и книжки — должны сосредоточивать на себя особенное внимание жандарма. В этом отношении на обязанности жандармского унтер-офицера лежит: а) знать, какие именно издания читаются народом, нет ли между ними подобных вышеупомянутых преступных по своему содержанию и б) каким путем приобретаются народом эти издания: не раздают ли их крестьянам и рабочим какие-либо лица, время от времени появляющиеся в деревнях, или не снабжают ли ими крестьян проживающие в деревнях: писаря, народные учителя, фельдшеры и т.п. лица, или не наделяют ли ими рабочих и крестьян приезжающие на каникулы: студенты, семинаристы, гимназисты и воспитанники разных учебных заведений.

9. Об образе жизни, поведении, занятиях и сношениях поднадзорных, проживающих на участке того или другого жандармского унтер-офицера, этот последний обязан иметь самые подробные сведения. Вот общий перечень всего того, на чем главным образом должно сосредоточиваться внимание жандармских унтер-офицеров и что должно служить предметом наблюдательной их деятельности.

Приступая к практическому осуществлению своего назначения, каждый жандармский унтер-офицер прежде всего обязан запомнить и вполне сознавать, что он по отношении жителей, населяющих его участок, не представляет собою какого-либо начальника и что он поставлен исключительно с целью ограждения этого населения от злонамеренных людей, стремящихся поколебать веками освященную веру русского народа в Бога, Царя и Отечество.

Жандармским унтер-офицерам при выполнении ими наблюдательных обязанностей законом не предоставлено никаких полномочий, то есть никаких прав, в силу которых они могли бы самостоятельно предпринять то или другое действие. В этом отношении жандарм — беспрекословный исполнитель приказаний и указаний своего непосредственного начальника и, как ближайшему помощнику последнего ему вменяется в обязанность обо всех происходящих на его участке и по характеру своему могущих быть отнесенными к которому-либо из вышеприведенных пунктов проявлениях докладывать лично или доносить своему начальнику. Обратит ли на себя внимание жандарма появившееся на его участке какое-либо новое лицо, старающееся войти в сношения с рабочими или крестьянами; заметит ли он, что у народного учителя, писаря, фельдшера или какого-либо другого лица собираются крестьяне, ведут беседы, неодобрительно отзываются о правительстве или о каких-либо правительственных распоряжениях; дойдут ли до жандарма слухи, что на фабрику или на завод поступил в качестве рабочего какой-то человек, который рассказывает что-то своим товарищам про правительство и дает им читать какие-то книжки, узнает ли он, что на такой-то постоялый двор временами наезжает какой-то молодой человек, который и читает там собирающимся к его приезду крестьянам какие-то книжки и т. д. и т. д., словом обо всем, представляющем собою попытку к распространению вредных учений, клонящихся к колебанию коренных основ государственной, общественной и семейной жизни, жандармский унтер-офицер, собрав предварительно точные и обстоятельные сведения, обязан доносить своему начальнику.

При собирании о том или другом событии сведений со стороны жандарма должны быть проявлены полное благоразумие беспристрастие, сметливость и находчивость. Все сведения он обязан собирать совершенно негласно. Настойчивые и неумелые расспросы со стороны жандарма лиц, могущих удостоверить тот или другой факт, могут только повредить делу, тем более, что простонародье, а иногда люди и среднего класса, часто из боязни быть причастными к делу, частью же из-за того, что их впоследствии могут вызывать на допросы и таким образом отрывать от личных их занятий, весьма неохотно сообщают известные им сведения о том или другом событии. Поэтому при собирании сведений жандармский унтер-офицер должен быть крайне осторожен и осмотрителен. Изучив хорошо население своего участка, жандарм обязан знать, с кем и как он должен работать. Находя необходимым собрать обстоятельные сведении о том или другом событии и зная лиц, от которых можно получить таковые, жандармский унтер-офицер под видом случайной встречи с этими лицами может завести с ними беседу сначала о совершенно посторонних предметах, а затем постепенно перейти к интересующему его событию и, не давая понять своему собеседнику, что он, жандарм, главным образом и разузнает об этом событии, получать от него все необходимые сведения. Очевидно, что без сметливости, сообразительности и умения вести подобного рода беседу жандармский унтер-офицер ничего не достигнет.

Донесения жандармских унтер-офицеров должны быть бес­пристрастны, толковы и обстоятельны и заключать в себе только одну правду. Так, возвращаясь к вышеприведенным примерам, возьмем хотя бы первый из них: внимание жандарма обращает на себя появившееся в его участке новое лицо, старающееся пойти в сношения с крестьянами. В этом случае жандарм как путем личного наблюдения, так и путем бесед с лицами, имевшими сношение с вновь прибывшим лицом, обязан дознать: когда и откуда прибыло это лицо, у кого поселилось, как оно именуется, то есть узнать его имя, отчество и фамилию, приблизительный возраст, с кем именно из крестьян лицо это вошло в сношения и наконец сущность бесед его с крестьянами.

Второй пример: жандарм заметил, что у народного учителя собираются молодые крестьянские парни, из них некоторые, побывав несколько раз у учителя, высказывали, что он беседовал с ними про правительство и про те порядки, какие существуют в других странах. Тем же порядком, то есть путем личного общения и бесед жандарм обязан дознать: какие именно крестьяне собирались и собираются у учителя и что именно этот последний рассказывает про правительство и как относятся к его рассказам собирающиеся у него крестьяне. Независимо сего путем личного наблюдения жандарм обязан дознать: не посещают ли учителя какие-либо другие лица, кроме крестьян, и где именно бывает сам учитель. Ответы на изложенные в приведенных примерах вопросы и должны представлять собою содержание донесения жандармского унтер-офицера своему начальнику.

Выше было упомянуто, что могут представиться случаи, когда обстоятельства дела сами собой требуют принятий немедленных решительных мер со стороны наблюдающего жандарма. К этого рода случаям должны быть отнесены такие, когда, во-первых, преступное деяние совершается, так сказать, на глазах жандарма, например: прибыв на ярмарку, жандарм увидел, что какой-то человек, собрав вокруг себя крестьян, держит с ними речь: порицав правительство, призывает крестьян к восстанию, для ниспровержения правительства и т.п.; или выйдя на улицу, жандарм заметил на заборе только что наклеенное воззвание, в котором порицается Особа Его Величества Государя Императора, а впереди себя он видит человека, продолжающего наклеивать и разбрасывав точно такие же воззвания; и во-вторых, — когда жандармом с одной стороны будут добыты или получены несомненные и неоспоримые указания на проявления в том или другом месте государственного преступления, а с другой, что следы этого преступления в самом непродолжительном времени будут скрыты и сами виновники исчезнут, например: к жандарму зашел знакомый ему крестьянин, в руках которого находились маленькие наподобие детских сказок или песенников книжки. Рассмотрев их, жандарм убедился, что книжки эти преступного, противоправительственного содержания. От крестьянина он узнает, что он получил их от только что приехавшего и остановившегося на таком-то постоялом дворе «барина», что таких книжек у этого барина целая связка и что он безвозмездно раздает их крестьянам.

В случаях, подобных приведенным в первом пункте, то есть когда преступление совершается на глазах жандарма, этот последний, если на месте есть полиция, то при содействии ее, а в противном случае непосредственно сам обязан задержать преступника, в приведенных примерах говорившего речь и расклеивавшего воззвания, затем принять все меры к тому, чтобы задержанное лицо ничего из находящегося при нем не могло уничтожить, записать всех лиц, бывших свидетелями преступного деяния задержанного и немедленно по телеграфу или нарочным дать знать об этом событии своему начальнику; впредь же до прибытия его, задержанного доставить в полицейское управление и сдать под охрану полицейских властей или же содержать его при волостном правлении, если происшествие случилось в каком-либо селении.

Во втором случае, то есть когда на преступное деяние имеются несомненные указания и есть опасение, что в непродолжительном времени следы этого преступления будут скрыты, жандармский унтер-офицер, дав немедленно знать об этом своему начальнику, лично сообщает о полученных им сведениях местным полицейским властям (становому приставу, исправнику или приглашает урядника) и вместе с ними и приглашенными понятыми немедленно производят у лица, по имеющимся указаниям, совершающего преступное деяние, обыск и задерживают его. При этом об обыске составляется протокол, который подписывается всеми находившимися при нем, в том числе и жандармом. Составление в этом случае протокола, лежит на обязанности приглашенного жандармом для производства обыска полицейского чиновника.

Если бы при приведенном случае и подобных ему полицейских чинов на месте не оказалось, то жандарм сам лично обязан задержать то лицо, о преступной деятельности которого у него имеются несомненные улики, и принять все меры к сохранению всего находящегося при этом лице. Приступая к задержанию подобного лица, жандармский унтер-офицер должен пригласить не менее двух посторонних лиц в качестве понятых, в присутствии которых и произвести как задержание, так и принятие мер к охранению всего принадлежащего задержанному.

Выше было сказано, что к числу государственных преступлений относятся: произнесение дерзких, оскорбительных слов и суждений против Особы Государя Императора и Членов царствующего Дома, а также уничтожение и оскорбление Их изображений, то есть портретов и бюстов Их Императорских Величеств и Высочеств. Преступления эти, как показывает практика преимущественно совершаются простонародьем, причем совершая таковые преступные деяния, большая часть этих лиц не имеет даже представления о преступном учении социалистов-революционеров, совершает же таковые преступления, благодаря исключительно своей грубости, невежеству и пьянству. В подобных случаях на обязанности жандарма лежит собрать точные сведения: когда и какое именно совершено преступление, звание, имя, отчество, фамилия или кличка, лета от роду, занятия, образ жизни и семейное положение совершившего преступление, а также какою репутацией он пользуется в своем обществе, затем, в каком виде (пьян или трезв) он находился при совершении преступления и, наконец, какие именно лица находились при совершении преступления. Все сведения по вышеуказанным вопросам жандармский унтер-офицер без замедления должен представить на усмотрение своего начальника. Если при совершении такого рода преступного деяния были порваны портреты или побиты бюсты Особ Императорского Дома, то остатки этих предметов должны быть приложены к донесению.



Глава 5-я книги: «Свод знаний обязательных для каждого унтер-офицера губернских, областных и уездных жандармских управлений, а также дополнительного штата губернских жандармских управлений по наблюдательной их деятельности». Г. Харьков, 1897.

Составил Отдельного Корпуса Жандармов подполковник Померанцев.

По распоряжению начальника Харьковского Губернского Жандармского Управления настоящее издание принято к руководству унтер-офицерами дополнительного штата означенного Управления.

Источник: Жандармы России / Сост. В. С. Измозик. — СПб.-М., 2002.